Михаил Шестов (Michael Shestov) (maestro2005) wrote,
Михаил Шестов (Michael Shestov)
maestro2005

Categories:

Большинство преподавателей — НЕВОЛЬНЫЕ вредители!

Да у нас даже первые лица государства стали жертвами некомпетентности преподавателей иностранных языков:







(Касательно русского языка речь идет о постановщиках речи, подробнее об этом во многих предыдущих постах моего «Живого журнала»). Чиновников научили даже просто читать или повторять английские слова на уровне детей из анекдота:


Приходит в детский садик новая воспитательница. Детишки маленькие года по три. Притихли, смотрят на новую тетю внимательно.

— Здравствуйте, дети. Меня зовут Жанна Геннадьевна.

Тишина. Детишки переваривают сложное имя-отчество… И тут тихонько чей-то робкий голосок:

— Жадина Говядина?












Все так, как мне только что написал по «Скайпу» человек:  «Я сам изучаю разные системы обучения в спорте и музыке и убедился, что в музыке та же ситуация, что и в языках. Либо консерватория, либо полупрофессиональное  малорезультатное преподавание...»

Не ходите на курсы — вас ждут проблемы. Так как же не ходить, они же ждут? :)

"Акцент или Унутряная полытыка у Хондурасэ

Характерные национальные акценты образуются именно таким образом. Атрофированные в родном языке мышцы так и не переходят полностью на режим работы, необходимый для идеального выговора в этом иностранном языке. А поскольку в разных языках разные группы мышц подвержены атрофии, и акценты, соответственно, образуются разные — характерные для этих языков.

В японском языке, например, нет ни звука «р», ни звука «л» (есть некий звук, занимающий промежуточное положение между «р», «л» и «д»). Так что слова «Сахалин» и «сахарин» для японца звучат совершенно одинаково. Также и важнейшие для нас различия между звуками «с» и «ш» для японца не являются критически важными — просто не очень значительные особенности региональных выговоров.

Отсюда знаменитое японское «холосо» в русском языке. Японец — его артикуляционный аппарат — просто не умеет выговорить русское «р» без специальной тренировки. Нормальный японец даже и не подозревает о существовании русского «р». Как и нормальный непосвященный русский не подозревает о существовании межзубных согласных в английском языке, не имеющих никаких аналогов в русском языке (и во множестве других языков, конечно)!

Для американца, начинающего изучать русский язык, неприятным сюрпризом является наличие у нас пар так называемых твердых и мягких согласных. Помню, как один мой ученик из «зеленых беретов» кричал в коридоре на перемене, находясь, очевидно, на грани нервного срыва: «У них, у этих русских, есть «крофф» и «крофф»!» Дело в том, что я незадолго до этого дал им — признаюсь, что немного жестоко — новые слова, среди которых были «кровь» и «кров».

Я мог бы, конечно, парировать эти истеричные выкрики, спокойно указав на то, что у американцев самым неприятным для нас образом есть Нью-Йорк и Ньюарк — ошеломительное для неамериканцев открытие, происходящее обычно в самую последнюю секунду в незнакомом аэропорту при покупке билетов в одно из вышеозначенных мест, но, поглядев в налитые кровью глаза и судорожно сжимающиеся и разжимающиеся гигантского размера кулаки моего растроенного ученика, я воздержался от чрезмерно интеллектуальной дискуссии на эту тему...

Часто можно услышать, что, дескать, зачем мне хорошее произношение на иностранном языке. Ни к чему тратить мое драгоценное время на такие пустяки! Как-нибудь все само собой образуется-устаканится — лишь бы только меня понимали! Мысль, несомненно, интересная и достойная внимания, но позвольте мне спросить, понимаете ли вы, мой любезный собеседник, героев следующего известного анекдота:

Учитель: «Гиви, что такой «ос»?
Гиви: «Ос — это балшой пилесатый мух!»
Учитель: «Нэт, Гиви, балшой пилесатый мух — это шмел. А ос — это то, вокруг что вэртится Зэмла!»

Я полагаю, что в вышеприведенном искрометном диалоге вам всё было понятно, а поэтому наши герои могут смело радоваться, что они так здорово владеют русским языком, и что мы их понимаем. Ну а мы с вами порадуемся за них. М-да...

В конце 80-х мне довелось видеть телевизионную программу, в которой беседовали с американцами, время от времени слушающими пропагандистские передачи советского радио на английском языке, специально нацеленные на Северную Америку. Один американец сказал, улыбаясь, что невозможно серьезно воспринимать слова диктора, который о политике Советского Союза и решении мировых проблем вещает с выговором безграмотного негра из Алабамы, а при этом еще самым явным и нелепым образом гордится таким произношением... Блестящая кадровая политика на советском радио, однако...

Чрезвычайно запоминающийся случай приводит декан факультета иностранных языков МГУ профессор Тер-Минасова в своей книге «Война и мир языков и культур». Представьте обыкновенное утро на Восточном фронте этой самой языковой войны. Вагон Московского метро. Давка. Интеллигентного вида дама с едва заметным акцентом обращается к впереди стоящему господину: «Вы выходи́те!»

Господин тут же просыпается, вспыхивает как просушенный и готовый к обмену мнениями порох и короткими, но весьма громкими и хлестко бьющими очередями излагает свои соображения — нелестные, мягко говоря — по поводу дамы, ее манер и умения подбирать гардероб, попутно добавляя остроумные — как ему кажется — замечания о цвете ее лица, форме носа и, увы, ее фигуре. Также не избегает нелицеприятной критики и ее парикмахер.

Дама сбивчиво пытается отстреливаться, пардон, оправдываться, как-то извиниться, но процесс, как говорится, пошел, двигается по жестко заданному психологическому — и всем нам хорошо известному — алгоритму подобных процессов, имеющих место быть в общественном транспорте, и его так просто не остановить. Дама высаживается на следующей остановке, помятая как морально, так и физически. А ведь эта дама — неплохо знающая русский язык иностранка — всего лишь самым безобидным и вежливым образом хотела спросить порохового господина: «Вы выхо́дите?»

Один из моих знакомых американцев, прекрасно знающий русский язык, со смехом рассказывал мне, как он был горд, когда в его самый первый приезд в Москву новые московские друзья говорили, что у него сильный армянский акцент. Гораздо, гораздо позднее он понял, что в нашей стране это отнюдь не комплимент. М-да...

Забудьте на время про советских дикторов, гордых своим алабамским прононсом, достойным одобрения каким-нибудь дядей Томом из одноименной хижины, забудьте американцев, говорящих с армянским акцентом, и представьте себе какого-нибудь азиата, говорящего что-то вроде «Мая маля-маля гавалиля па-люсики исика! Мая осинь-осинь умняя!»

Или еще лучший пример: представьте разговор двух иностранцев, вполне, возможно, неглупых и высокообразованных, но для которых русское произношение не являлось, очевидно, первоочередной задачей. Первый начинает разговор: «Ну  такэ шо? Похово́рым про унутряную полытыку нонэшнэхо рэжыму у Хондурасэ?» Ответ его собеседника: «Канесина, пагавалим! Нонисини лезим в Гондюляси — осинь-осинь нихолёсий лезим! Пилёхая нутлинняя пилитика!»

Хотите ли вы уподобиться этому азиату или «хлопцу» (про Гиви я спрашивать не буду), когда будете говорить на иностранном языке, который изучаете? Хотите? Чудесно! Тогда, действительно, произношение для вас не играет существенной роли, и вы смело можете им пренебречь! Будьте уверены, мой любезный собеседник, что с вашей иностранной «мовой» будет в таковом случае полный, как говорится, «гондурас»..."

Из книги Николая Замяткина "Вас невозможно научить иностранному языку": http://zamyatkin.com/book                                                                                                                                                                                                                                             
А это образец того, как преподаватели, неверно обучая языку, создают те самые проблемы, которые ОЧЕНЬ «ждут» учеников. Иными словами, образец качества «русского английского» в понятной россиянину форме:

Басня Крылова в грузинской школе
(автор мне не известен)

Однажьды Бог послал ворон кусочка сыр... Ну, Пармезан...
И он его тихонько жрал... Один, как партизан.
Сидел себе на ветка — заместо табуретка —
И жрал, и жрал, и жрал, и жрал, и жрал!
Скорей-скорей, щьтоб кто-то не украл..
А мимо щёл лиса.... И колбаса — нет, сыр — почуял.
И тоже сразу очен захотел...
Прям даже весь вспотел!
Прям даже стойка сделал, как собак.
Вот так!

И говорит: «Привет, ворон!
Вах! Дай мне посмотреть со всех сторон,
Какой же ты красивий нынче стал,
Ведь я тебе давно, два — нет — три сутка не видал!
Какой же ты теперь неординарный!
Какой лицо! Какой фигур щикарный!
И как тебе идет твой черный цвет!
М-м-м! Наоми Кэмпбелл, Уитни Хьюстон, нет?
Я прям совсем тебе не узнаю!
Прости, щьто рядом долго так стою,
Я просто оторвать глаза не в силах
От твой лицо — какой же он красивий!
С тебе портрет надо писать, картина,
И помещать всемирний паутина...
С тобою рядом даже Мона Лиза
Не смотрится... А, так себе, Огризок...
С тобою рядом сам Софи Лорен
Как рядом с роза огородний хрен...
Прекрасен верх твой и прекрасен низ!
И пусть с ума сойдет от зависти Борис
Вот этот — как его там — Моисеев!
Твой задний низ гораздо красивее!»

Так говорит лисиц. И тихо-тихо
Подходит ближе — хитрий, билят, чувиха!
Ворон молчит, но кущать перестал.
И гордо смотрит вниз как Ленин с пьедестал.
Лисиц чуть-чуть немножько отдохнул —
И снова: «Эй, ворон! Уснул?
Не спищь? Я тут сказать тебе еще хотел,
Пока ты в Голливуд не улетел,
Щьто преклоняюсь пред твоим умом.
Я себя чувствую ну просто чмом,
Когда смотрю на твой високий лоб.
Ты гений! Твоя мисль, как антилоп
Несется вскачь, опережая время.
Ты самий мудрий между нами всеми!
На твой на лоб написано вот тут,
Щьто ты закончил главний институт
И щьто с медалью ты закончищь академий...
Я зуб даю, щьто Нобелевский премий
Тебе вручат, ну максимум, в субботу —
За математика контрольную работу.
Я глаз даю, щьто умных в этом мире
Всего лишь двое: ты и Пентиум 4!
Спасибо, Бог, щьто ты позволил мне родиться
В один эпох с этот великий птица!"

Так говорит лисиц.
И ближе, ближе к ворон свои пододвигает лыжи...
Ворон молчит. Надулься как индюк,
Аж пузо випирает из-под брюк.
Такой прям важный стал, как будто цар.
Как генеральний птица-секретар.
Лисиц же хитрий, отдохнув слегка,
Включил уже такого дурака,
Щьто даже сам себе немножько удивилься.
И говорит: «О Господи! Неужьто я Влюбилься!!!
О мой прекрасний сон! О мой ворон!
Ты доведещь мене до похорон!
Нет без твоей любви мне жизни, детка!
Сейчас повещусь вот на этот ветка.
Нет — отравлюсь! Вот этот мухомор.
О мой ворон! Май лав! Шери! Амор!
Как больно знать, щьто ты мене не любищь!
Щьто мой супруг ты никогда не будещь!
И не снесещь мне маленький яйцо,
Точь-в-точь похожий на мое лицо.
Ах, плохо мне! Ах, ах! Я умираю!
Инфаркт! Инсульт! Инцест! Ах, я не знаю!
Ах, сердце мой! Все! Навсегда замри
Ну щьто же ты молчищь?!
Кричи скорей: «Ноль три!!!»

И он упал — рука к груди прижатий,
Как будто только щьто его хватил Кондратий.

Ворон — а щьто ворон?! Он клюв разинул,
Про сыр забил — из рот его не винул
И каркнул так, щьто тут же подавилься...
И вместе с сыр он с дерево свалилься.
Щьто дальще? Пищевод... Желудок...
Лиса голодний бил — ублюдок!
За польчаса ворон переварил
И стал Ворон уж не такой, как бил...

Мораль:

Когда имеещь сыр, сиди и куший
И никого и никогда не слюший!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments